Double Charles
All that matters is her majesty the queen's will
Встречаем нового автора и новый фанфик :)

Автор: Граф Скайпа
Фэндом: Kuroshitsuji
Персонажи: Даббл-Чарльзы, все каноны, кого захватит воображение, левые личности
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Экшн (action), Повседневность
Предупреждения: OOC
Размер: мини
Статус: в процессе написания
Описание: Описание:
Поскольку ранее никто этого не писал, сделаю я. Просто небольшие отрывочки, связанные Даббл-Чарльзами (или хотя бы одним из них), а так же моим мнением на тему "Что было бы, если бы...".

День Святого Валентина
Тем солнечным утром граф Грей проснулся в прекрасном расположении духа. Солнце уже раздраженно просвечивало сквозь занавески, словно твердя: «Дайте мне пространства!», и Чарльз, все еще одетый в пижаму, подошел к огромному окну. Одним плавным движением он распахнул занавески, и в его комнате сразу же стало светлее. Солнечные лучи проникли в комнату юного графа, осветив даже самый темный угол, сразу же окончательно пробудив юношу ото сна.

Отойдя от окна, Чарльз первым делом направился к зеркалу, чтобы рассмотреть, что стряслось с его длинными волосами за ночь. Увидев, что повреждения незначительные, граф успокоился и взял с тумбочки колокольчик, который был у каждого уважающего себя главы дома, коим и являлся – пусть и не так давно – наш Грей. Звенящий мягкий звук разнесся по всему поместью, оповещая прислугу о том, что их юный господин очнулся и требует внимания к своей персоне. Еще один трезвон спустя пару секунд означал то, что Чарльз желает позавтракать в постели.

И все же, если сравнивать настроение графа с его извечной скукой, оно действительно было приподнятым, ибо служанка впервые за год своей службы у Грея, была награждена мягкой и благодарственной улыбкой. А затем девушка густо покраснела и, что-то неразборчиво пискнув, поспешила удалиться, оставив поднос с завтраком на прикроватной тумбочке.

Любая трапеза, на которой присутствовал юный граф, какой бы она ни была, обязательно включала в себя сладкое, без которого никто, впрочем, не мог представить главу дома Греев. Действительно, любой, кого бы Вы ни попросили описать Чарльза в двух словах, обязательно бы вспомнил о пристрастиях юноши к сладкому. Это могло быть все, что угодно: конфеты, шоколад, торты и другие всевозможные сладости. Юные леди, с которыми граф знакомился на балах, проводимых в Лондоне, лишь тихонько хихикали в ладошку, когда замечали, что их новый знакомый ест даже больше сладкого, чем они сами. Наверное, если бы в Лондоне устроили соревнование по поеданию сладостей, то Чарльз, несомненно, взял бы все три первых места.

После вкусного и обильного завтрака в дневном «расписании» - если такое вообще могло существовать в жизни графа, который терпеть не мог что-то планировать, предпочитая действовать по обстоятельствам – значился пункт «утренние процедуры». Под чутким руководством специально выделенного слуги Чарльз предстает перед нами таким, каким мы привыкли его видеть. Впрочем, он никогда не доверял слугам одевать себя, тратя слишком времени на то, чтобы просто повертеться перед зеркалом и в конце заявить, что "Дворецкий королевы должен быть идеален во всем".

Два часа уходит на длинные волосы, которыми Чарльз всегда гордился. Полчаса на то, чтобы надеть костюм дворецкого. Полчаса прошло, ослепительно белый парадный китель, аккуратно поглаженный дворецким, - да-да, не удивляйтесь, хотя Грей и дворецкий, но он все-таки граф, а потому не может обойтись без личного дворецкого - тщательно застегнут на каждую из маленьких пуговок, на шее шелковый белоснежный бант, придающий графу изящность. Слева, возле сердца, бант, на который подвешен медальон с колдографией королевы, на руках черные кожаные перчатки, белые, идеально выглаженные брюки, заправлены в лаковые сапоги, на правом боку прикреплены ножны для шпаги - как это ни странно, но его Светлость - левша. И все это лишь за два часа!

Быстрый взгляд в зеркало, слегка взъерошить волосы и вперед, дворецкий королевы готов приступить к своей работе. Для начала нужно зайти в канцелярию и узнать последние новости, а его напарник всегда в курсе всех событий. Что, Вы впервые слышите о графе Грее, а потому решительно не понимаете, о чем идет речь? Что же, позвольте мне разъяснить Вам все. Кто я такой? Не суть важно.

Итак, граф Чарльз Грей, юный глава дома Греев, получил свой титул сравнительно недавно. Никому не известно, при каких обстоятельствах и за что, но это факт. Из всего, что можно рассказать об этом веселом и непосредственном юноше, выделяется, пожалуй, факт того, что граф обожает сладкое, ест его тоннами. Ну, это явно преувеличение. Молодых графинь уже давно интересовало то, как Чарльз ест так много сладкого, при этом постоянно оставаясь в форме, когда же сами графини сколько бы ни ограничивали то количество пищи, что они съедают за день, их вес оставался практически неизменным, скорее лишь растя, нежели убывая. Так же те, кто продолжительное время знает Грея, может сказать, что граф двуличен, весьма двуличен. Например, его коллега, лорд Чарльз Фиппс, о котором пойдет речь позднее, знал и другую сторону своего напарника. Младший Чарльз был одним из тех людей, кто мог с легкостью убить любого, кто встанет на его пути, сохраняя при этом ангельское выражение лица, иногда даже улыбаясь. Кстати об улыбке: Грей улыбался практически постоянно, когда находился в компании, но когда же был один или с теми, кому доверяет, – а таких людей было крайне мало – улыбка надолго исчезала с его лица. В такие моменты особенно сильно виделось различие между Чарльзом на публике и настоящим Чарльзом. В те времена, когда он жил, воспитание было ужасным. Детям богачей порою доставалось даже больше, чем беднякам, что не могло не сказываться на еще не окрепшей психике детей. Наверное, в жизни Грея тоже были трудные времена, но он никому об этом не рассказывал, а потому стоило лишь гадать, что превратило милого ребенка в замкнутого, холодного и двуличного человека. Быть может, напряженные отношения с отцом, быть может, смерть матери, с которой юный Чарльз был очень дружен, а может, ни то ни другое не оказало на него большее впечатление, нежели то, когда он поступил на службу к королеве и понял, насколько отвратителен и неидеален мир. Тем не менее, только спустя год упорной службы, юноша, которого с первого взгляда можно с легкостью перепутать с леди, смог завоевать расположение королевы и стать одним из тех, кому она доверяла больше всех. По прошествии еще года к Чарльзу присоединился лорд Фиппс, с которым они организовали дуэт «Даббл-Чарльзы», которые верой и правдой служили королеве в качестве дворецких и личных секретарей.

Лорд Чарльз Фиппс был на два года старше графа, а так же у них совершенно расходились взгляды на многие вещи, например, младший Чарльз предпочитал действовать спонтанно, ориентируясь по окружающему пространству, ненавидя что-то планировать. Лорд же, Фиппс, всегда носил с собой книжечку, в которую он записывал план действий, а так же, предугадывая чужие действия, вносил маленькие поправки в свой план, расширяя его. В этом деле ему не было равных, а потому Грей никогда не беспокоился о том, что однажды спонтанная реакция подведет его.

Итак, надеюсь, я удовлетворил Ваше любопытство, а потому давайте вернемся к повествованию.

У ворот, ведущих в поместье, Чарльза уже ждала карета с гербом дома Греев, а потому поездка в канцелярию оказалась недолгой. Выпрыгнув из кареты, граф неторопливо зашел в здание, в котором и находилась канцелярия и в котором, собственно, и работали дворецкие королевы, а иногда их дуэт разбавляло присутствие Джона Брауна, который всегда был в курсе всех самых свежих новостей. Как и предполагал Чарльз, его коллега Фиппс уже находился на рабочем месте и, когда тот зашел, неодобрительно посмотрел на Грея, видимо, его раздражал факт того, что его напарник постоянно опаздывал. Конечно не так сильно, чтобы это кто-то замечал, однако минут на десять – пятнадцать уж точно.

Подойдя к своему рабочему месту, младший дворецкий заметил на столе лорда свежий выпуск «Таймс», чему не сильно удивился, скорее обрадовался, ведь в последнее время все преступники попрятались по своим норам, и наступила короткая, но явно ощутимая передышка.

- Утро доброе, коллега, - поприветствовал коллегу граф. – Есть новости?
- Пока все так тихо, насколько возможно, - отрицательно покачал головой Фиппс. – Однако весь Лондон встревожен другим событием: сегодняшним балом, который пройдет в Букингемском дворце, королева лично позаботилась о том, чтобы этот День Святого Валентина запомнился всем нам надолго, - он фыркнул, раздражаясь тому, какая шумиха поднялась из-за такого пустяка. – Вы уже готовы, я надеюсь?
- Разумеется, я готов, - слегка раздраженно кивнул Грей. – Дворецкий королевы должен быть идеален во всем.

К слову, ни один из Чарльзов не любил мероприятия, вроде балов. Младший Чарльз не мог их терпеть, так как считал их скучными и неинтересными, а старший не любил скопления народа в одном месте. Но раз королева пожелала их обоих видеть на сегодняшнем мероприятии, то имеют ли они право отказаться? Конечно, их никто к этому не принуждал, но все же руководствуясь правилами хорошего тона, оба всенепременно явились в срок.

Вам когда-нибудь представлялась возможность побывать на балу в Викторианскую эпоху? Если да, то Вы знаете, какая это роскошь, а если нет… ну, не огорчайтесь, однажды и на Вашей улице будет праздник. Сам Букингемский дворец поражал своим величием и в обычные дни, что уж говорить про те времена, когда королева решала устроить в нем бал? Думаю, Вы понимаете, что шумиха начиналась… все газеты следили за развитием событий, публиковали самые свежие сплетни по этому поводу, даже «Таймс», ранее величественно смотревшая на весь этот холивар, принимала в нем непосредственное участие. А что творилось в народе… это же надо такое представить… дамы всех возрастов бегали по магазинам с одеждой, чуть ли не дерясь за понравившееся платье, желая выглядеть идеально и показать себя с лучшей стороны.

Наверное, именно поэтому граф Грей не мог терпеть подобные мероприятия. Слишком много шумихи, пафоса, а так же женщин, которые так любят сплетничать… но Чарльз не был бы дворецким королевы, если бы не смог быть элегантным и галантным джентльменом, во всяком случае хотя бы на людях. Кто в те времена не носил масок? К некоторым они настолько прилипли, что это уже перерастало в двуличие, которого не был лишен и младший дворецкий королевы.

В отличие от лорда Фиппса, к которому никто не приставал во время подобных мероприятий, вокруг графа Грея постоянно кружились молодые дамы, которые всем своим видом сильно надоедали, а уж стоило хотя бы одной из них заговорить, что Чарльз едва сдерживался, чтобы не закрыть уши руками, так как сравнивал голоса девушек с мышиным писком. Мышей наш граф не боялся, однако этот писк иногда все же выводил его из себя. Однако какой же он дворецкий королевы, если не сумеет выстоять эту пытку и не сохранив эту слащавую улыбочку? Сказать по правде, имен девушек младший дворецкий никогда не старался запомнить, так как считал, что незачем ему загружать голову столь бесполезной информацией. И потому частенько впадал в ступор, когда ему говорили, что «Та самая графиня Вейл выходит замуж», или же сообщали, что какая-то прелестная леди сменила свою прическу. Ежели графу попадалась действительно интересная личность, которая стоила того, чтобы ее имя запомнилось надолго, то Грей запоминал не только имя, а еще и отличительные черты, внешность в двух словах и многое другое. Немногие удостаивались подобной чести. Именно поэтому лорд Чарльз Фиппс, который стоял чуть поодаль своего коллеги и группы щебечущих юных леди, был готов поспорить на пять фунтов, что имени очередной девушки, которая присоединилась к гарему его напарника, Чарльз не помнил или же и вовсе не знал. Однако это не помешало Грею улыбаться и вести себя абсолютно уверенно. Однако остальные дамы отреагировали на новенькую совершенно иначе, то и дело бросая на нее возмущенные взгляды. Впрочем, недовольство их быстро улетучилось, сменившись извечной беседой на тему «Граф Грей сегодня особенно прекрасен».

Бал проходил так же, как и большинство ему подобных, устраиваемых в Лондоне, однако размах, роскошь и количество приглашенных явно выделяли этот среди множества других. Оркестр играл одну мелодию за другой, вокруг кружились танцующие пары, некоторые из них едва не сбивали стоящих рядом людей.

Вскоре графу Грею надоело общество прекрасной половины человечества, и он начал пробираться сквозь толпу к столику с едой и напитками, которые были приготовлены личным поваром Ее Величества. Впрочем, ни для кого не было секретом, что королева заботится о каждой детали. Съев свою любимую конфету, Чарльз почувствовал себя лучше и огляделся по сторонам: людям становилось свободнее танцевать, многие приглашенные уже успели уйти, так как на улице постепенно темнело, а у кого-то просто были неотложные дела. Близилось логическое завершение вечера, гостей становилось все меньше, пока не остались лишь двое дворецких: королева и Джон ушли ранее.

- Неужели этот вечер наконец закончился? - поинтересовался младший Чарльз, прикрывая ладонью рот и широко зевая. - Как хорошо, что балы проводятся не каждый день, а то я бы не выдержал. Легче выполнить десять заданий за день, чем провести его в компании глупых девиц, которые только и знают, что сплетничать.

- Чарльз! - укоризненно произнес второй дворецкий королевы. И хотя он продолжал оставаться спокойным, граф понял, что тот тоже сильно устал. Все же балы частенько выматывали больше поручений королевы, которые оба дворецких ждали с нетерпением, скучая, когда им выдавался заслуженный отпуск. Все же служить короне намного интереснее, чем сидеть дома и ходить по вечерам, устраиваемым пожилыми леди.

Был уже поздний вечер, когда дворецкие королевы вернулись в канцелярию. Оба выглядели уставшими, младший Чарльз уже на полпути зевал, прикрывая рот ладонью. И лишь когда они заняли свои рабочие места, граф смог вздохнуть с облегчением.

- Сколько, друг мой? - задал непонятный вопрос Грей.
- Сколько что? - непонимающе спросил лорд.

Младший дворецкий молча достал из кармана на груди маленький листок бумаги, сложенный пополам, на котором ровным и красивым почерком было написано "Дорогому Чарльзу", и Фиппс тут же понял, что речь идет о самодельных валентинках.

- Неужели мода дарить самодельные открытки все еще не ушла? - слегка раздраженно спросил лорд, показывая своему коллеге ровно десять валентинок.
- О, да Вы популярны, друг мой, - фыркнул Грей, странно вздыхая.
- Сколько? - коротко поинтересовался Фиппс, указывая на открытку, что его напарник держал в руке.

Младший Чарльз, все так же молча, начал вытаскивать бумажки из карманов, в итоге весь его стол был заполнен горкой различных валентинок разных размеров и различных оттенков розового и красного. Как на глаз смог определить Фиппс, их было явно больше, чем десять, даже больше, чем двадцать. Однако сколько бы не приходило открыток, граф всегда уделял им время и читал каждую, постоянно возмущаясь тому, что леди пишут письма о любви, даже не зная настоящего его. Это было что-то вроде вечера чтения, когда двое дворецких сидели за своими рабочими местами, как раз в день всех влюбленных. В этот день они задерживались допоздна и долго не ложились спать, а когда приходило время, граф занимал большой диван, который стоял возле стены специально для таких случаев, а Фиппс спал сидя на своем стуле, уступая коллеге удобный диван.

Так случилось и в этот раз: младший Чарльз с удобствами развалился, а старший спал за рабочим местом. Вопрос, почему в канцелярии не нашлось второго дивана, до сих пор оставался открытым.

@темы: Charles Grey, Charles Phipps, Fanfiction, G